lorem АПРЕЛЬ 2016 lorem
пн вт ср чт пт сб вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 27 28 29 30  

Хогвартс на Лене. Чем живёт Якутская семинария

26-22-16bg01Понаставить всем двоек я сам могу! — сурово втолковывает коллегам иеромонах Иларион (Варежкин), ректор восстановленной пять лет назад Якутской духовной семинарии. — Это, между прочим, показатель нашей неудовлетворительной работы! Студентам надо объяснять! Мотивировать! Заинтересовывать!
О жизни Якутской духовной семинарии рассказывает инокиня Евгения (Сеньчукова).

 

Самый индивидуальный подход

DSC_8911.JPG
Студенты семинарии с ректором в Москве

Возможность объяснять, мотивировать и заинтересовывать у преподавателей семинарии почти не ограничена. На всех курсах учится несколько десятков человек — такое элитное образовательное учреждение закрытого типа с индивидуальным подходом.

Пару лет назад этот индивидуальный подход позволил преподавателю Тамаре Викторовне Захаровой резко повысить успеваемость одного студента. Молодой человек не умел выполнять письменные работы. Всё, что он формулировал, на экране ноутбука рассыпалось, будто мозаику смешали. Тамара Викторовна первой заметила, что юноша просто не успевает «набить» мысль на клавиатуре, и дала совет: сначала записывать идею ручкой в блокнот. Сегодня этот выпускник семинарии помогает в молодёжной работе. Отзывы о нём самые положительные.

Духовную атмосферу в семинарии поддерживают священники: ректор, духовник — протоиерей Алексий Зарубин (один из старейших священников епархии), преподаватели. Как в любом вузе, здесь есть и психолог — Айталина Викторовна Корякова. Она обязательно присутствует на вступительном экзамене, при необходимости может помочь разобраться в конфликтной ситуации.

Человек неплохой, но к священству не готов

sleva_sasha_romanenko.JPG
Семинаристы в Москве. Слева — Александр Романенко

— Иногда канонически человек может быть священником, но рекомендовать его к священству было бы безответственно, — рассуждает отец Иларион. — Препятствием может стать нравственный изъян: если семинарист склонен к интригам и непослушанию, к сплетням — о каком рукоположении может идти речь? Кроме этого, человек может быть и неплохим, а к священству не готовым. Не умеет нести ответственность, слишком самоуверенный или, наоборот, чересчур робкий. Всё это нужно вовремя заметить.

Правящий архиерей — архиепископ Якутский и Ленский Роман, значительную часть жизни посвятивший духовному образованию, — считает, что для будущего священника есть только один грех, на который нельзя закрывать глаза.

— От многих недостатков человек может избавиться, но вошедшая в привычку ложь иначе как через скорби и переломы не исцеляется.

Кстати, задачу восстановить семинарию он поставил себе ещё до прибытия на кафедру.

— Без семинарии духовенство будет в большой части приезжее, а это рискованно: во-первых, в любой момент такой священник может уехать, а во-вторых — просто возгордится, чувствуя себя великим северным миссионером, — поясняет владыка. — А если человека направили в командировку, не спрашивая его желания? Будет ли он служить Богу и людям в этом регионе, или будет унывать? В идеале священники должны быть местными жителями, любить эту землю, как родную.

Нашёл на карте Якутию — и решился!

cheta_korobkinikh.JPG
Чета Коробкиных

Больше всего в семинарию поступают из Нерюнгри: там двадцать лет существует приход Казанской иконы Божией Матери. Студент четвертого курса Александр Романенко — старший иподиакон владыки Романа. Он пишет дипломную работу по литургике в трудах Парижской школы русского богословия.

— Меня классе в пятом ввели в алтарь, и к окончанию школы я захотел поступать в семинарию, — вспоминает Александр. — К тому же в одиннадцатом классе я поехал в Якутск на Рождественские чтения и ещё больше загорелся.

Его брат Николай учится на два курса младше, но уже сопровождал владыку в дальнюю поездку. Полтора года назад летал на освящение Серафимо-Никольского храма в посёлок Тикси, на берег Северного Ледовитого океана (от Якутска это больше тысячи километров).

Четверокурсника диакона Александра Коробкина вдохновили те же Рождественские чтения.

— Вообще-то я в старших классах уже передумал становиться священником, — улыбается отец Александр. — Рос в церковной среде, лет с десяти прислуживал в алтаре. Мама хотела, чтобы я поступал в семинарию, я и сам был не против. Но к концу школы задумался о военном училище. И тут наш настоятель отец Аркадий (иеромонах Аркадий (Мамай), благочинный Нерюнгрийского округа, настоятель храма Казанской иконы Божией Матери в Нерюнгри — «ТД») благословил троих ребят, и меня в их числе, поехать на Рождественские чтения в Якутск. Поселили нас в семинарии. Присмотрелся — и… Сейчас нисколько не жалею.

Отец Александр служит в кафедральном соборе и часто сопровождает в поездках архиепископа. Супруга диакона (тоже Александра) — выпускница певческих курсов при Якутской семинарии. Пока работает здесь же, в библиотеке.

ioann_vitalii_kalugin.jpg
Монах Иоанн (Виталий Калугин)

Третий участник той поездки на Рождественские чтения теперь также учится в Якутской семинарии. Второкурсник Евгений Солодовников — иподиакон, нередко фотографирует архиерейские богослужения. Специально снимать не учился — просто легко даётся.

Виталий Калугин (за время работы над этим текстом он стал монахом Иоанном) — тоже на четвёртом курсе. Правда, приехал из Ставрополя.

— У нас был благочинным отец Никон (нынешний наместник Спасского мужского монастыря в Якутске игумен Никон (Бачманов) — «ТД»), и когда он уехал в Якутию, я с ним стал переписываться, — объяснял свой неожиданный выбор Виталий. — Подумал, посмотрел на карту, нашел Якутию… И решился.

— А родные как это решение приняли?

— Удивились. Но у меня самый близкий человек — бабушка. И она меня поддержала!

Брат Иоанн копается в архивах, изучая историю Спасского монастыря — старейшего на Дальнем Востоке. Пишет о нём дипломную работу под руководством Инны Игоревны Юргановой — заведующей кафедрой гуманитарных дисциплин, исследователя истории православия в Якутии. А для собственного развития изучает греческий язык.

Без паники!

vipusk_o._tikhona_tsellera.jpg
Владыка Роман (справа) вручает диплом иеромонаху Тихону (Целлеру)

Иной бы запаниковал, что студентов так мало, но владыка Роман считает, что всё идет нормально.

— У нас очень молодые приходы, — объясняет он. — Якутская епархия — особая, она до сих пор восстанавливается. Здесь в советские годы не было ни одного храма и ни одного священника. Уничтожено было всё под корень. До сих пор на многих приходах настоятель не присутствует постоянно, приезжает несколько раз в год. А будущих семинаристов воспитывает приход, регулярное богослужение и общение со священником.

Архиерею приходится искать кандидатов для принятия сана самостоятельно. В свои первые месяцы в епархии владыка посетил якутское село Верхневилюйск. Община там есть, а вот храма не существовало. Верующие собирались в квартире в обычном для Севера деревянном двухэтажном бараке. Редко-редко приезжал священник — там и служили.

— Заметил среди молящихся мужчину — благоговейный, читает по-церковнославянски, знает службу, — вспоминает владыка Роман. — Поговорил с другими прихожанами — все о нём хорошо отзываются. Местный, многодетный отец, работает в казначействе, давно уже верующий. Подозвал его и спрашиваю: «Хочешь быть священником?» — он говорит: «Владыка, я подумаю». Через некоторое время перезванивает: «Я решился!»

Сегодня отец Михаил не только выучился в семинарии, но и почти достроил храм святителя Николая. Что важно — служит по-якутски, так как сам якут.

Таких священников, «выросших» на собственных приходах, в Якутии немного. В Мирнинском благочинии служит иеромонах Тихон (Целлер). Он начинал служение ещё без семинарского образования. В прошлом году защитил дипломную работу по пастырскому богословию святого Иоанна Кронштадтского.

— Уважения достойно уже то, что человек на шестом десятке готов учиться! — в один голос утверждают и архиерей, и ректор.

Внутри больше, чем снаружи

80.jpg
Лекция Алексея Беглова

Письменность и образование пришли в Якутию вместе с Православием. Якутская духовная семинария — первое в регионе высшее учебное заведение. В итоге к 1917 году из почти ста тридцати священников более половины были представителями коренных народов. Да и вообще якутская интеллигенция родилась в семинарских стенах.

Сегодня семинария открыта для всех. В 2014 году здесь прошла первая конференция краеведов, в 2015 — международная конференция «Святитель Иннокентий в судьбах Якутии». Здесь же ежегодно проводятся круглые столы ко Дню памяти жертв политических репрессий, разнообразные чтения и форумы. Раз в месяц проходят концерты классической музыки (это совместный проект Якутской епархии и филармонии Республики Саха).

На мероприятия приглашают ведущих специалистов, в том числе из Москвы. Например, об изучении приходских общин советского времени студенты узнали от историка Церкви Алексея Беглова, а средневековому пению учились у руководителя ансамбля «Сирин» Андрея Котова. В святочные дни в актовом зале проходили ёлки и рождественские спектакли, а в конце праздников Епархиальный молодежный отдел провел Рождественский бал для семинаристов и студентов вузов Якутска.

Удивительно, сколько помещается в здании. В одном крыле шумят дети: здесь расположены Свято-Иннокентьевская гимназия и спортивный зал с детской секцией дзюдо. По воскресеньям — занятия Епархиальной воскресной школы. В вечернее время в храме распеваются ученики Епархиального певческого училища.

А ещё в стенах семинарии находится музей истории православия в Якутии. В стеклянных витринах — храмы, иконы, документы. На стенах — стенды с имена священников, трудившихся на якутской земле. Пока музей небольшой, в один зал, зато и экскурсию готовы проводить даже для двух человек.

Хогвартс на Лене

DSC_0760.jpg
Нарядное жёлтое здание на берегу Лены с башенками и розовой колокольней напоминает сказочный замок

Якутск — город внешне не очень выразительный: архитектурных достопримечательностей здесь немного, советские «панельки» эстетической ценности не представляют, а новые дома пока не формируют единого ансамбля. Нарядное жёлтое здание на берегу Лены с башенками и розовой колокольней напоминает сказочный замок. «Надо как-нибудь устроить тематическую вечеринку, — шутят студенты. — Семинария — Хогвартс. У нас даже башни есть».

На самом деле семинария на Хогвартс не похожа: вокруг нет лесов с чудовищами, да и от непосвященных маглов юных волшебников не прячут. Даже наоборот, место очень популярно у горожан. С одной стороны здания стоит памятник святителю Иннокентию, апостолу Сибири и Америки. Позади — бело-голубая Богородицкая церковь, одно из старейших каменных строений в Якутске. Каждый день сюда приезжают фотографироваться молодожёны.

Отец Иларион признаётся, что свадьбы иногда мешают:

— Люди не понимают, что здесь живут и учатся. Но не прогонять же их. Как знать, может, вид храма, священников и будущих священников у кого-то в душе отложится…

Архиерей говорит, что главная аудитория семинарии — это храм, и сам служит в домовой церкви. По субботам, воскресеньям и праздникам семинаристы посещают службы в Преображенском кафедральном соборе. До собора пешком — минут двадцать быстрым шагом. Зимой это нелегко: морозы ниже пятидесяти держатся в Якутске по две-три недели.

На архиерейских богослужениях в неучебные дни вместе с соборным хором уже года два поёт хор семинарии. Начинали ребята очень неуверенно, но регенты Татьяна Мазур и Мариам Баско превратили юношей, не знавших нотной грамоты, в состоявшийся коллектив.

Слово, которое нельзя называть

IMG_7646.jpg
Хор семинарии под управлением Мариам Баско

Слово «миссионерство» сейчас сильно заезжено, и владыка Роман старается его употреблять пореже.

— Любая епархия, любая семинария, любой храм по определению являются миссионерскими, — уверен он. — Потому что епархия, семинария и храм и созданы для того, чтобы нести свет Христовой истины.

Но Якутия с её бескрайними просторами и труднодоступными населёнными пунктами, в которых священник последний раз бывал чуть ли не до революции, по определению — миссионерский регион. Почти полным составом семинаристы выезжают на ежегодный Православный съезд молодежи республики, который проводится в разных городах.

— Понимаете, для нас ребята в подрясниках — это люди из совершенно иного теста, — втолковывал мне один делегат съезда. — Мы их в своих сёлах не видим. Для нас священник — на самом деле посланник небес и герой каких-то сказок. А на священника, оказывается, учат! На священника может учиться современный парень, с мобильником, в джинсах, который в свободное время гоняет в футбол и слушает рэп.

Виталий, а теперь монах Иоанн, делился впечатлениями от форума (в этом году он проходил в алмазной столице, городе Мирном):

— Сначала я сказал, что приехал с юга. Ребята не особо удивились — на севере много приезжих, правда, они обычно за заработком едут. А потом я несколько слов по-якутски произнёс. Молитву прочитал. И все глаза — на меня! О, говорят, вас якутскому учат?! А что, можно по-якутски молиться?!

IMG_6775.JPG
Семинаристов берут и в настоящие миссионерские поездки. Слева направо: инокиня Евгения (Сеньчукова), проректор по научной работе; протоиерей Алексий Зарубин, духовник; диакон Александр Коробкин, студент; священник Сергий Баско, проректор по воспитательной работе; архиепископ Якутский и Ленский Роман; Игорь Фалеев, преподаватель; сопровождающий; монах Иоанн (Калугин), студент

Семинаристов берут и в настоящие миссионерские поездки. В Амгу, село за двести километров от Якутска, регулярно ездит духовник семинарии протоиерей Алексий Зарубин. Священнику помогают студенты — проводят огласительные беседы, заодно и об учебном заведении рассказывают.

— Иногда людям, в первую очередь подросткам, легче задать вопрос не священнику, а семинаристу. Это, конечно, ответственно и даже страшно, — переживает один молодой человек. — Буквально одно слово можешь не так сказать — и всё, разговор не склеился, человек замкнулся и ушел.

На днях три студента и два преподавателя сопровождали владыку Романа в поездку на Крайний Север. Тысяча километров по зимникам на подскакивающем на каждой кочке «Урале», крещение нескольких десятков жителей Анабарского и Оленёкского улусов, сотня розданных книг. Огласительные беседы проводил сам архиерей, а семинаристам пришлось знакомить обращаемых с православной музыкальной культурой. Ребята выступали с богослужебными песнопениями, а на службах специально выбирали самые простые распевы, чтобы неофиты могли подпевать.

— Устали ужасно, — честно признаются ребята. — Но поближе увидели, чем люди живут! Нам же им потом проповедовать. С ними молиться.

На одной из встреч архиепископа Романа попросили рассказать о семинаристах. Владыка редко хвалит молодежь в лицо, а тут вдруг указал на ребят и заметил:

— Я в этих людях уверен. Если будут развиваться в том же направлении — станут хорошими священниками.

Автор — проректор Якутской духовной семинарии по научной работе, специально для «Татьянина дня»

Фото пресс-службы Якутской епархии