lorem НОЯБРЬ 2016 lorem
пн вт ср чт пт сб вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
29 30        

Церковнославянское редактирование: что думает об этом общество?

21-01_021.jpg

Недавно в Москве проходили торжества, приуроченные к празднованию 1000-летия русского монашества на Афоне. И на одну из конференций в Храм Христа Спасителя пришли послушать доклады монахов студенты из московских вузов. И когда волонтеры объясняли группе студентов, как пользоваться синхронным переводчиком, то две девушки, переговариваясь между собой, решили, что доклады будут зачитываться на церковнославянском языке. Публикуем текст магистранта 1 курса Сретенской духовной семинарии Валентина Фролова. 

 

Вообще, наверное, есть такие молодые и не слишком молодые люди, кто думает, что в Церкви говорят только на церковнославянском и вообще живут все в XVI веке.

Вывод напрашивается самый простой: люди или ничего, или совсем мало знают о церковнославянском языке, о сфере его применения, о его значении.

И нужно признать, что непонимание церковнославянского языка – сегодня это стена между большинством неверующих и Церковью.

В Сретенской духовной семинарии ведется работа по смысловому прояснению церковнославянских текстов – прежде всего апостольских чтений. Непонятное становится понятным.

При этом небезынтересна реакция наших современников на такое явление в Церкви. В рамках бакалаврской выпускной квалификационной работы в феврале-марте 2016 года автором настоящей статьи был проведен социологический опрос: «Нужно ли редактировать богослужебные тексты?». Правда, специфика опроса была в том, что вниманию респондентов предлагались точечные синонимичные замены самых неясных слов Великого покаянного канона святого Андрея Критского. Например, тля – тление, внуши – услыши.

Опрос был опубликован в социальных сетях Вконтакте, Facebook, Google+ и др. В нем приняли участие более 800 респондентов. Среди них почти поровну мужчин и женщин. География опроса обширна: это 68 субъектов Российской Федерации, 8 других стран. Возрастная категория респондентов – от 13 до 78 лет. Самая активная группа – от 20 до 35 лет.

 

Результаты опроса таковы: в целом 52 % опрошенных так или иначе допускают церковнославянское редактирование богослужебных текстов. Однако почти столько же (48 %) так или иначе против вмешательства в текст.
Это говорит, что в настоящее время еще нет единомыслия среди опрошенных верующих разных слоев в обозначенном вопросе. Однако нужно отметить: среди всех респондентов есть общее понимание того, что нужно двигаться в направлении популяризации церковнославянского языка с целью его оживления и возвращения к его пониманию.

 

Так, среди молодежи от 17 до 35 лет – большинство за редактирование. В линейке от 35 лет и до 78 – подавляющее большинство против изменения церковнославянских текстов.

Другая ситуация в среде священнослужителей. Из них подавляющее большинство за редактирование. Вообще, среди респондентов с церковным образованием большинство за изменения текста в сторону понятности. Также и в среде людей с филологическим образованием. Кроме того, среди тех, кто прямым образом относятся к служению в Церкви (духовенство, пономари, певцы, старосты, чтецы и др.) многие з прояснение. Однако миряне считают по большей части, что не нужно трогать тексты.

При этом самый высокий процент желающих, чтобы тексты стали понятными, – среди крещеных, но редко ходящих в храм, а также некрещеных.

Желание священнослужителей понятно – чем яснее текст, тем дольше задержится прихожанин в храме. Несомненны и требования мирян – любые изменения в сторону упрощения, как им кажется, это путь к «приземлению» святости, отход от многовековых традиций, упадок Православия. Очевидны желания невоцерковленных: все, что происходит в храме, для них непонятно, и в крайне редких случаях то-то где-то что-то объясняет, даже такие, казалось бы, элементарные вещи, как паки и паки или Господь хранит пришельцы.

Далее хотелось бы привести самые характерные отзывы тех респондентов, которые высказались против редактирования.

«Если Русская Церковь начнет перевод богослужебных текстов на русский, то жизнь православных на Украине ухудшится, потому что раскольники возьмут это на вооружение», а «Нынешняя ситуация на Украине такова, что православные отстаивают свои позиции перед раскольниками за то, чтобы служить на церковно-славянском языке».

«Любишь кататься – люби и саночки возить. Любишь службу – люби и над разъяснениями посидеть».

«Бесы слышат этот Богом данный язык и трепещут, а над отредактированными они только насмехаться будут», и потому не нужно участвовать «в делах тьмы».

«Принятие антихриста начнется с малого – с таких вот благовидных предлогов о «непонятности».

«Церковнославянский язык – священный, святой язык, в нем каждая буква священна».

«Такие замены приведут к расколу, что уже было в XVII веке» и др.

«Не язык «понижать» до современного уровня нужно, а себя возвышать к Богу. «Зачем упрощать богослужебные тексты в угоду не желающим “шевелить своими мозгами”?». Кроме того, «упрощение не повысит интерес тех, кто и сам не желает обучаться и вникать». А также: нельзя искажать богослужебные церковнославянские тексты «под запросы всегда недовольного “мiра сего”».

Редактирование – «никчемная деятельность», и полезнее было бы сделать «бесплатно ремонт у малоимущих прихожан». А также: «Не надо менять слова, надо менять жизнь свою, чтобы люди, посмотрев на Вас, захотели сами разобраться – что значит то или другое слово».

«Все исправления от лукавого».

«Суть внутренней работы в Православии – понуждении себя к преодолению трудностей».

По опыту восприятия «исправленных» слов, например, «режет слух, когда возглашают “жизнь свою положивших”, а не “живот”».

Кроме того, некоторые респонденты подчеркнули роль хорошей дикции и внимательного произнесения чтецами богослужебных текстов в понимании церковнославянского языка. Один из них пишет: «Если установить в храмах усилители громкости и заставлять чтецов следить за артикуляцией – никаких проблем не будет».

Далее приведены фрагменты из отзывов тех, кто высказался за редактирование.

Некоторые церковнославянские слова превратились для русского «уха» с течением времени в неприличные, ругательные.

Есть люди, которые перестали ходить в Православную Церковь и ушли в иные конфессии именно из-за непонятного языка, на котором поют на православной службе.

Отношение к тексту как к неизменному набору слов, который нельзя поменять ни в коем случае, связано с магическим мышлением (как будто церковные тексты-заклинание), что противоречит здравому смыслу и православному учению в целом.

Есть в церковнославянском языке слова абсолютно другого значения, смысл которых понять без словаря невозможно. А так как нереально предложить всем верующим людям прорабатывать предварительно тексты службы, стоит заменить именно те слова, значение которых противоположно русскому варианту, или же отсутствующие слова.

Главное – не отступать по духу, а буквы можно и исправить.

Господь послал своих учеников по всей вселенной, и ни один из них не требовал слушать Благую Весть на арамейском.

Редактирование, умеренное, способствует возвращению нашего постсоветского общества к Православию.

Явные смысловые и переводческие ошибки надо исправлять.

«Изменения должны касаться в первую очередь редко повторяемых текстов (из Минеи, Триоди или Октоиха); часто повторяющиеся тексты (например, последования вечерни, утрени) уже на слуху и их лучше не трогать или вносить минимальные поправки. Если будут изданы какие-либо исправленные богослужебные книги, то надо оставить за приходами право служить по старым, чтобы не получилось, как со старообрядцами».

Мне кажется уместной замена некоторых непонятных слов (особенно если в русском языке есть похожие по звучанию слова с другим значением), но изменения должны минимальными.

Самые непонятные церковнославянские тексты – это канон на Всенощной и Псалтырь.

Предлагаю создать такую комиссию, чтобы ее решения были гласными, обсуждаемыми в Церкви до их окончательного принятия.

Изменить синтаксис церковнославянского на русский. Искусственность языка позволяет это сделать.

Возможно, стоит выбирать из нескольких вариантов, предоставляя возможность голосования (в социальных сетях, например).

Кроме собственно перевода неизвестных слов, целесообразно переводить окончания, соответствующими временам, родам, падежам и числам в русском языке. Например, купи – купил.

«Служим с мужем-священником в сельском поселке, местность абсолютно без православной традиции, храма не было никогда, все с нуля создается и закладывается. Естественно, в славянском языке мало кому расслышать знакомые слова удается, а уж тем более понять и прочувствовать, помолиться».

 

 

Нужна интенсивная работа по популяризации и изучению церковнославянского языка

 

Нужно признать, что редактирование – это титанический труд, и в результате должны получиться тексты, нисколько не искаженные влиянием современного языка. Но прояснение церковнославянских текстов – это не решение проблемы. Церковнославянский язык останется сам собой: с теми же орфографическими правилами, двойственным числом, одиночным отрицанием и т.д.

Язык все равно нужно изучать и популяризировать. Невоцерковленный человек хотя и наверняка больше поймет, чем из ныне действующих текстов, но все равно многое останется для него закрытым, если в должной мере ему не будет преподан хотя бы элементарный курс церковнославянского языка. И важно – как преподан. И это не обязательно должны быть аудиторные уроки, занятия, это должно быть живое и интересное изучение языка.

И здесь нужно с сожалением отметит, что и незнание церковнославянского языка – это еще не вся проблема. Хуже то, что сегодня и русский-то забывается: ок, кул, прив, норм, чел, пиплы, курсач и т.д.

И от того, что будут заменены, казалось бы, непонятные слова на понятные, через несколько десятилетий, а, может, и раньше, и они станут непонятными. Тогда придется богослужение переводить на сленговый язык.

Безусловно, работа по церковнославянскому редактированию чрезвычайно важна, но она крайне трудоемка и может длится долгое время.

Но дети растут. Неравнодушная молодежь интересуется Церковью. И когда сталкивается с церковнославянским, то не находит доступных разъяснений для языка богослужения.

И здесь вспоминаются слова одного из респондентов опроса: «Лучше направлять усилия богословов и людей образованных на миссионерскую деятельность и духовное образование».

Вообще, многие анкетируемые писали о том, что необходимо возрождать повсеместное изучение церковнославянского языка, популяризировать его. Например:

«Церковнославянский – это язык, на котором служили наши предки: «сохранение языка есть главная нить с прошлым». И не нужно посягать на то, что написано святыми отцами – великими молитвенниками. Нужно учить язык и сохранять традицию, «шире пропагандировать аудио и видеокурсы изучения церковнославянского языка для желающих читать богослужебные тексты».

«Если можно успешно учить иностранные языки в школе, то и церковнославянский может и должен изучаться».

«Нужно открыть при воскресных школах кружки для взрослых и детей по изучению церковнославянского языка».

Кроме того, было любопытное предложение: «Начинать обучение церковно-славянскому языку вместе с современным русским. Тогда все будет намного проще. Дети схватывают все удивительно быстро и с интересом».

Респонденту представленного выше отзыва вторит известный писатель В.Д. Изарбеков: «Изучение нашими детками церковнославянского языка дает поразительный толчок, стимул к развитию их мыслительных способностей. Это достойно особого внимания»1.

Итак, важно отметить, что те люди, которые занимаются редактированием чрезвычайно востребованы сейчас, ведь они могут многое дать, как говорится, «здесь и сейчас» – через беседы, занятия, кружки и т.д.

 

 

В чем заключается значение церковнославянского языка?

 

Важно понимать, что церковнославянский язык – это один из важнейших ключей к пониманию многогранного христианского мира для славянского человека.

 

Сегодня мало внимания уделяется церковнославянскому языку на всех уровнях общественной церковной жизни. На прилавках в магазинах при храмах редко можно встретить хотя бы церковнославянский букварь, не то что адекватное пособие по объяснению непривычных для русского уха явлений церковнославянского языка. Чаще предлагают акафисты, молитвы на все случаи жизни – все, кроме объяснения богослужения Церкви.

Получается, что церковнославянский отодвинут на второстепенное место в церковной и образовательной жизни.

Как известно, разница между русским языком и церковнославянским – приблизительно 20%, остальное – все общее. Ведь церковнославянский язык – это достояние не просто церковное, это достояние русской культуры. Можно смело говорить, что без церковнославянского языка нет русского, а значит, и нет русской культуры.

Игнорируя изучение церковнославянского языка, можно просмотреть будущее поколение, которое уже воспитывается на технологиях. И при нынешнем положении дел для детей, для молодежи – в их системе ценностей нет места для церковнославянского языка, а значит,, в перспективе и сотрется и самая принадлежность к славянской культуре – что уже говорить об осознании себя ее достойными носителями.

Но и сегодня есть неравнодушная молодежь. И не все возмущаются непонятностью языка и требуют реформ. Напротив, есть категория людей, которые, скорее всего, желали бы услышать о самых важных аспектах церковнославянского языка, чтобы понимать, что происходит в храме. Или хотели бы иметь доступное и понятное пособие, в котором было бы четкое объяснение ключевых языковых фактов.

Для них, да и для многих из нас церковнославянский язык непонятен. В богослужении, в проповедях мало что объясняется. Интересных пособий явно недостаточно – в основном это учебники старого образца. Нужно признаться, что их вряд ли кто-то будет изучать с энтузиазмом.

Конечно, есть много членов Церкви, которые сами, своим трудом изучают церковнославянский, разыскивают для себя непонятные слова и выражения в словарях. Но и их, добротных и доступных, нет.

И нужно приложить немало усилий, чтобы понять, что, например, гобзование щедрот означает изобилие щедрот. Много времени надо отдать и прояснению выражению из покаянного канона: Почто… блуд и гордость гониши. Казалось бы, абсурд: Почто убогаго обидиши, мзду наемничу удержуеши, брата твоего не любиши, блуд и гордость гониши? Остави убо сия, душе моя, и покайся Царствия ради Божия. Но у слова гоню в церковнославянском есть значение «стремлюсь (к кому-, чему-то)». И получается такая интерпретация: «Зачем, душа, стремишься к блуду и гордости?» Казалось бы, небольшой комментарий, но все становится ясно.

 

 

«Путеводитель по богослужению»

 

У респондентов было много пожеланий, чтобы создавались параллельные тексты – церковнославянские тексты с русскими комментариями:

«Комментарии к церковнославянскому тексту могут дать возможность поразмыслить, а если заменять, то «что-то глубинное уже будет искажено или утеряно».

«Открывать для себя смысл значения слов – как разгадать давно скрытую тайну».

«Считаю, что редактировать богослужебные тексты нельзя, но при этом – сделать доступными переводы их на русский язык большинству прихожан».

«Если есть возможность, можно составить новую версию книг, где в два столбца текст: справа оригинал, слева перевод и комментарии. Перевод и комментарии обязательно нужны для нас, как помощь».

Таким образом, очевидна потребность верующих в издании комментариев богослужебным текстам. Это может быть и не бумажная версия, а приложения для устройств – планшетов или телефонов. Главное – вести работу по подготовке таких комментариев, а оформить их можно по-разному: и как популярные видео-сюжеты, и как креативные инфографические картинки, и как электронные журналы, и как подкасты, и как тематические страницы в социальных сетях.

Итак, надо подвести итоги

Церковнославянский язык непонятен. При этом его забвение влечет за собой не только отторжение от Церкви, но и риск потери русской культуры.

Редактирование полезно, но на 50% не принимается верующими. Поэтому, хотя и важно осуществлять работу по смысловому прояснению, однако необходимо знания, получаемые в ее ходе, активно транслировать в массы через любые современные средства.

Нужна масштабная деятельность по подготовке пособий по церковнославянскому языку – для всех возрастов, с красивым дизайном, отвечающим новейшим требованиям и стандартам. В них стоит помещать неизвестные факты о языке, объяснение русских пословиц и поговорок, связанных с церковнославянским языком. Нужно, чтобы было максимально интересно этим пользоваться, а детям, и молодежи, и взрослым захотелось изучать церковнославянский.

Еще одно важное популяризаторское направление можно назвать «Путеводитель по богослужению». В первую очередь речь идет о подготовке изданий с комментариями к богослужебным текстам – к отдельным службам, например, «гласовым» или по темам. Это может быть серия статей на каком-то посещаемом Интернет-портале, посвященных объяснению непонятных слов и выражений из утренних и вечерних молитв, а также доходчивые видеосюжеты.

И, конечно, нельзя даже думать о переводе богослужения на русский. При красивой, интересной, креативной подаче церковнославянский язык может быть востребован не только в воскресных, но и в обычных школах (например, как факультатив). Естественным следствием может быть и организация со временем всероссийской олимпиады школьников и студентов по церковнославянскому языку.

 

 

 

Заключение
 

 

Если спросить прихожанина, не стоящего с планшетом или с распечатками чинопоследований в руках, о чем сейчас пел в стихирах хор, он в большинстве случаев затруднится даже с пересказом услышанного. Чаще можно услышать такое суждение: «Я мало что понимаю в храме, но мне там хорошо, и когда я не понимаю, о чем поют, я молюсь о своем».

Вряд ли это было целью богослужения, переданного через апостолов всем поколениям христиан, вряд ли великие гимнографы ожидали такого будущего для своих восхвалений, молитвенных обращений к Господу, запечатленных в Триодях, Октоихе и других богослужебных книгах.

Выходит, что богатейший церковнославянский язык выступает, если так можно дерзновенно выразиться, в роли стены, которая отделяет Христа от пришедшего к Нему человека. Многие глубочайшие слова и выражения, призванные донести вопль истерзанной человеческой души до Бога, оказываются замыленными, привычными.

А потому не надо ничего ждать – нужно уже действовать уже сейчас на благодатной ниве великого церковнославянского языка.

 


 

Магистрант 1 курса
Валентин Фролов

1[1] Изарбеков В. Святая сила слова. Не предать родной язык. М., 2011. С. 29.

 

http://sdsmp.ru/